Карта сайта Центра информационных коммуникацийНа главную Центра информационных коммуникаций - российского портала о медиабизнесе, прессе, ТВ, книгоиздании и индустрии МЕДИАНаписать письмо в Центр информационных коммуникаций

Главная / Пресса /

09.02.2007

Пресса

Ц.И.К.: Журналы, телеканал, рынок корпоративной прессы, интерес к газетам – сфера деятельности издательского дома Axel Springer в России. Об этом в интервью РБК daily рассказывает генеральный директор ИД Регина фон Флеминг.

Текст:

Интервью с главой ИД Axel Springer Russia Региной фон Флемминг.

Скандал вокруг статьи в декабрьском номере журнала Forbes, посвященной главе «Интеко» Елене Батуриной, привел к тому, что главный редактор издания Максим Кашулинский написал заявление об увольнении. Тогда же появились слухи и о том, что генеральный директор ИД Axel Springer Russia Регина фон Флемминг едва не лишилась своего места, а сам ИД – лицензии на издание Forbes. О том, как все происходило на самом деле, и о дальнейшем развитии ИД Axel Springer Регина фон Флеминг рассказала РБК daily.

Вы ни разу не комментировали ситуацию с декабрьским номером For­bes. Был ли уничтожен тираж номера и что не устроило Елену Батурину?

«Могут быть проблемы с бизнесом, налогами, но это неприятности, а не угроза безопасности»

Представители г-жи Батуриной хотели, чтобы мы арестовали тираж. Я сказала: «Если такое решение вынесет суд, тогда мы его выполним». Потом мы с нашим юристом Александром Добровинским посмотрели статью и решили, что юридически все корректно. Статью перевели на немецкий язык, и немецкие юристы сказали то же самое. Но окончательное решение должно было принимать мое руководство. В газетах писали: «Регина решила». Но я не могу принять такое решение, это не мой уровень. Я могу только выдвинуть аргументы «за» и «против». У меня спросили: может что-либо угрожать безопасности журналистов? В Германии свое видение общей ситуации в России, все помнят историю Пола Хлебникова. Нужно принять во внимание, насколько это чувствительная и острая тема в Германии. Я сказала: «Нет, ничто жизни журналистов не угрожает. Могут быть проблемы с бизнесом, налогами, но это неприятности, а не угроза безопасности».

Но в головном офисе решили уничтожить тираж?

Ничего не было уничтожено. Номер должен был поступить в продажу 1 декабря, в пятницу. В четверг и в ночь на пятницу мы просто ждали решения руковод­ства Axel Springer в Германии. И в час ночи я получила ответ: «Все хорошо, все будет на рынке». Потом мы работали всю ночь, чтобы тираж Forbes оказался в пятницу утром в киосках и супермаркетах. Но российские газеты подписываются раньше, и они вышли в пятницу утром совсем с другим сообщением. Это были новости четверга. Поэтому я не отвечала на вопросы журналистов в ту пятницу. В пятницу утром я прилетела в Берлин, чтобы встретиться с руководством. И тут мне позвонили на сотовый. «Добрый день, – сказал женский голос. – Это Елена Николаевна, как у вас дела?» Я переспросила: «Елена Николаевна Батурина?» Мне отвечают: «Да-да-да». Я подумала: «Что же я сейчас скажу?» И тут я слышу: «Привет, Регина! Это я! Как у тебя дела? Сегодня о тебе так много написали!» А это, оказывается, был Рафаэль Акопов (гендиректор холдинга «Проф-Медиа»). Представляете, это он говорил со мной по телефону женским голосом!

А сама Елена Батурина вам не звонила?

Нет, никогда. Я не знакома с госпожой Батуриной и не знакома с ее мужем. Ее представители прислали письмо по поводу цитаты на обложке. И с этим я согласилась. В цитате действительно был другой смысл – это факт. Обложку мы изменили еще в среду. После консультации с юристами было принято решение не менять ничего в тексте, просто задержать тираж, чтобы понять, что делать дальше.

Говорили, что на ситуацию повлияло вмешательство американ­ского офиса Forbes.

Представители американского Forbes никогда не звонили ни мне, ни моему начальнику доктору Андреасу Вилле, хотя он в то время был в Нью-Йорке. Эта ситуация с представителями Forbes никак не обсуждалась.

Главный редактор Forbes Максим Кашулинский останется работать в журнале?

Сейчас конфликт исчерпан, и мы, Максим и я, хотим спокойно приступить к нашей работе. В прошлом декабре нам, к сожалению, мало что удалось сделать с журналом. А мы подумываем о том, чтобы сделать отдельные приложения, как Forbes Style, но пока еще не решили, какие именно. Forbes сейчас очень прибыльный, продажи идут очень хорошо: из 106 тысяч тиража продаются 85 тысяч.

В прошлом году вы говорили о желании запустить также Forbes TV.

Мы вели предварительные переговоры с НТВ. Сейчас есть разные предложения, в том числе от телеканала РБК, мы их рассматриваем. Но сейчас у нас другой приоритет. У нас пока нет сайта Forbes, нет его и в Польше, это очень жалко. Мы ведем переговоры о возможных решениях этого вопроса для Axel Springer.

В конце прошлого года вы закрыли журнал Wallpaper. При этом многие издательские дома проявляют интерес к интерьерным журналам.

В случае с Wallpaper мы нашли своего читателя, но не рекламодателя.

Год назад, когда я начала работать в ИД, продажи журнала были очень слабые. Его тираж составлял 22 тысячи экземпляров, а продавалось только 5 тысяч. Мы разработали план реструктуризации. К концу года продажи уже составляли около 12 тысяч экземпляров, но совет директоров в Германии решил его закрыть и запустить здесь другой проект – ОК!. Wallpaper не совсем вписывается в линейку изданий Axel Springer. Это очень хороший журнал, но он нишевый. Для других изданий мы можем провести фокус-группы и понять, что делать дальше. В случае с Wallpaper мы нашли своего читателя, но не рекламодателя.

Вы возлагали большие надежды на запуск ОК!. Они оправдались?

ОК! идет отлично. Тираж журнала 140 тысяч экземпляров, а продажи пятого номера уже составили 70 тысяч. Это больше, чем мы планировали. Я знаю, что издатели Hello! уже насторожились после выхода ОК! И у нас есть преимущества. Мы появляемся на рынке в четверг, и у нас есть возможность делать репортажи со свет­ских событий субботы и воскресенья. При этом ОК! доступен по цене: он стоит 25 рублей. Мы сейчас подумываем о том, чтобы этим летом привести ОК! в Турцию, Испанию и Францию на то время, когда там отдыхают русские.

Стоит ли ожидать изменений в других изданиях Axel Springer?

Будут изменения в концепции Newsweek. Мы провели десять фокус-групп и поняли, что журнал нужно позиционировать не как бизнес-издание, а как general interest, журнал репортажей. Наши читатели – мужчины 18-30 лет, им нравятся репортажи из разных точек мира. Поэтому мы тратим большие деньги на командировки корреспондентов. Кроме того, мы запустили фотоприложение к Newsweek. Раз в месяц будет выходить номер с лучшими фотографиями месяца. У журнала Stern в Германии есть такое приложение – View. В России есть хорошая традиция фоторепортажей, и это нравится читателям. Мы также сделаем в этом году упор на продвижение журналов в регионы.

Вы планируете запускать новые проекты?

В России есть хорошая традиция фоторепортажей, и это нравится читателям.

Мы уже вошли в новые ниши – книги и корпоративная пресса. Совместно с издательством «Питер» мы издаем книги-приложения к журналу ComputerBild. А недавно закончили подготовку к корпоративному проекту «Балчуг Кемпински Москва». Это глянцевый журнал, который будет бесплатно распространяться в гостиницах Москвы и Санкт-Петербурга. Будет еще несколько журнальных проектов. Но, скорее всего, это будет не дорогой глянец, а массовый продукт. Еще мне очень нравится журнал Psychologies, который выпускает Hachette Filipacchi Shkulev. Это абсолютно успешный проект. Мы тоже подумываем о том, чтобы запустить что-то из области психологической эзотерики.

Говорили, что Axel Springer запустит в России и газетные проекты. Так ли это?

Мы были заинтересованы в издании федерального таблоида и даже рассматривали возможность приобретения нескольких неполитических газет. Например, вели переговоры о покупке газеты «Жизнь». Но, к сожалению, ее приобрели другие люди. А сейчас мы заняты журнальными проектами.

Говорили и о том, что Axel Springer может приобрести ИД Родионова. Это правда?

Мы действительно вели с ними переговоры, но они не завершились сделкой. Нас не вполне удовлетворила финансовая отчетность компании.

Сейчас на рынке идет процесс консолидации. Как вы думаете, как изменится ситуация в ближайшее время?

Я думаю, что для «Комсомолки» сейчас найден временный учредитель, потом она перейдет к структурам, приближенным к власти. Это факт, что общественно-политические газеты скупает «Газпром-Медиа» или приближенные к нему структуры. На журнальном рынке останется несколько крупных игроков: Independent Media, Hachette. Cейчас многие выпускают нишевые издания, но воспринимают это не как бизнес, а скорее как хобби. Так что долго такие издания существовать не будут.

В начало

Обсудить на форуме Центра информационных коммуникаций