Карта сайта Центра информационных коммуникацийНа главную Центра информационных коммуникаций - российского портала о медиабизнесе, прессе, ТВ, книгоиздании и индустрии МЕДИАНаписать письмо в Центр информационных коммуникаций

Главная / Пресса /

25.08.2008

Текст:

Журналистам, работающим в зонах военных конфликтов, необходимо придать государственный статус.

Четверо журналистов погибли, двенадцать получили ранения и травмы в ходе конфликта в Южной Осетии. Произошло это по разным причинам: жестокость воюющих, несоблюдение международных принципов о неприкосновенности журналистов, просто трагическая случайность.

Стоит ли говорить о горстке корреспондентов и операторов, добровольно сунувшихся в самое пекло, когда целый народ оказался на грани уничтожения?

Но многих бед и опасностей можно было бы избежать, если бы каждый сотрудник редакции, командированный на войну, был бы лучше подготовлен и по-настоящему защищен – лично, физически и законодательно.

Казалось бы, стоит ли говорить о горстке корреспондентов и операторов, добровольно сунувшихся в самое пекло, когда целый народ оказался на грани уничтожения? Сотни людей еще не только не похоронены, но не опознаны и даже не найдены. А у журналистов – работа такая. Это их профессиональный долг – сообщать о происходящем. Им за это, в конце концов, деньги платят. В любом же ремесле есть свои профессиональные риски. Водитель или летчик, например, может попасть в аварию, электрик – перепутать фазы. А журналиста могут убить как любого солдата или офицера или даже не на войне – как сотрудника правоохранительных органов за какое-нибудь очень «неудобное» журналистское расследование.

В Союзе журналистов Москвы считают, что говорить о причинах гибели сотрудников СМИ необходимо. Более того, государство на законодательном уровне должно взять на себя защиту тех журналистов, которые входят в такую группу риска. Например, ввести единое обязательное страхование, специальные удостоверения, «раскрывающие двери» силовых структур и обязывающие оказывать помощь, обеспечение каждого корреспондента и оператора средствами личной защиты и медикаментами. Хотя бы – армейскими индивидуальными перевязочными пакетами. И это только – набор-минимум, которого зачастую тоже нет.

А пока пишущая и снимающая братия оберегает себя сама – как знает и умеет. У каждого СМИ – разные, порой несопоставимые финансовые возможности. Общее у всех только одно – приказание корреспонденту срочно выехать к «месту происшествия».

Руководитель московского союза журналистов Людмила Щербина рассказала, как эта общественная организация за свой счет снаряжала коллег на войну. На членские взносы и благотворительные средства удалось купить семь комплектов защиты – все, что смогли.

Вот интересные и жизненно важные детали. В каждый комплект входят: шлем с переговорной гарнитурой (с Москвой не свяжешься, но коллегу из соседнего кювета или окопа в грохоте боя услышишь), бронежилет пятой степени защиты (не пробивает пуля снайперской винтовки), сумка с медикаментами (перевязочные материалы, обеззараживающие таблетки, обезболивающие и противошоковые средства). Все покрашено в синий цвет с броской надписью «Пресса» – с комбатантом не спутаешь. Весит каждый комплект чуть больше 8 килограммов. Шесть «броников» московский журналистский профсоюз передал коллегам из ТВЦ, один – телеканалу «Звезда». Людмила Васильевна признала, что эти деньги предназначались для помощи ветеранам. Но раз такой форс-мажор...

Выучку в условиях, «максимально приближенным к боевым», прошли 105 журналистов. Но этого мало: во время конфликта журналистам по телефону подсказывали, как себя вести под обстрелом, куда ползти, как прятаться.

Спонсорскую помощь предложила раненым журналистам Военно-страховая компания – от 15 до 70 тысяч рублей в зависимости от тяжести травмы. Именно так «оцениваются» раны военнослужащих, в том числе контрактников. Может, такую же схему надо законодательно ввести и для военных корреспондентов?

И еще один важный нюанс – личная подготовленность журналистов. Возможно, если бы эта подготовка была на высоте, пострадавших коллег оказалось бы меньше. Такой «боевой учебой» занимаются курсы «Бастион», которые организовала Ассоциация военной прессы. Тоже, кстати, работающая на общественных началах. Руководитель ассоциации Геннадий Дзюба не скрывает, что преследовалась двойная цель. С одной стороны, научить коллег выживать на войне, даже если попал в плен или стал заложником. С другой – напугать тех, кто представляет себе войну в виде компьютерной «стрелялки»: сам убиваешь врагов сотнями, а у тебя в запасе еще десять жизней. Кое-кого напугать удалось – люди сменили темы на более спокойные.

Выучку в условиях, «максимально приближенным к боевым», прошли 105 журналистов. Но этого мало: Геннадий Дзюба с коллегами во время конфликта работал «скорой помощью»: по телефону подсказывал, как себя вести под обстрелом, куда ползти, как прятаться и сохранить аппаратуру. Самое главное – как связаться с представителями силовиков, МИД, Совбеза. Опять же всю эту помощь можно было бы оказывать вполне централизованно. Хорошо, если знаешь Дзюбу и номер его телефона и сумеешь дозвониться. А если нет?

В Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям готовят предложения о дополнительных мерах по государственной поддержке журналистов, работающих в экстремальных условиях.

В начало

Обсудить на форуме Центра информационных коммуникаций