Карта сайта Центра информационных коммуникаций - портал о медиабизнесеНа главную Центра информационных коммуникаций - портала о медиабизнесеНаписать письмо в Центр информационных коммуникаций

Главная / Аналитика /

16.06.2009

Бывший главный редактор о судьбе журнала «Огонек»
Лев Гущин, бывший редактор журнала Огонек, решил прервать полосу молчания об успехах журнала

Ц.И.К.: Журнал «Огонек», старейший журнал в России, сегодня переживает очередное возрождение и революционные преобразования, которые за последние годы бросали его из льда в полымя. «Часкор» приводит мнение бывшего главного редактора журнала Льва Гущина с его оценкой трудной судьбы журнала после 1991 года.

Текст:

Лев Гущин, бывший главный редактор «Огонька» (в 1991-98 годах) о нелегкой судьбе журнала:

«Многие СМИ сообщили о возобновлении выхода «Огонька», и никто – о самом вышедшем номере. Те же немногие, кто прочел этот майский выпуск за номером один, оценили его скорее скептически.

«Такова сегодняшняя репутация старейшего журнала России – об «Огоньке» либо плохо, либо ничего»

Такова сегодняшняя репутация старейшего журнала России – о нем либо плохо, либо ничего. Да и в коротких сообщениях о возобновлении упор был сделан на былую славу издания, помянули и роль в перестройке, и почти пятимиллионный тираж еженедельника в начале 1990-х. За всем этим чувствовался укор «нынешним».

Мы никак не привыкнем к факту, что тот журнал давно умер, могу назвать даже точную дату его кончины – 21 августа 1991 года, когда коммунисты были отодвинуты от власти. Журнал выполнил свою главную функцию, дальнейшее потеряло смысл. Так часто умирают мужчины в расцвете сил, исчерпав свое предназначение, сделав все, на что были запрограммированы.

Мне повезло, волею судеб пришлось поучаствовать в рождении той легенды и присутствовать при ее конце. И это сегодня я так смело говорю о дате кончины журнала.

Тогда же надо было жить дальше, головы многих были повернуты на Запад. И через несколько лет финансовых мытарств, приобретя хозяина с аббревиатурой БАБ, журнал резко поменял формат, объем, принципы оформления – в общем, двинулся в сторону мировых стандартов общественно-политических еженедельников. И не вполне преуспел, хоть и назван был в 1996-м лучшим еженедельником страны.

Запускались с колес, на арендованной электронике, в чужих углах, формировали штат на лету. Березовский проявил себя во всей красе – потратив миллионы за запуск, пожалел денег на рекламную кампанию, предваряющую выпуск. Через полгода работы задолженность по зарплате превысила двухмесячную сумму, о гонорарах пришлось забыть. Да что я вам рассказываю – в России все истории журналистских бед писаны словно под копирку – точно то же, до мельчайших деталей, мне пришлось пережить потом и в «Литгазете», и в «Новом русском слове».

«Огонек» же упрямо держал содержательный формат, намеченный при перезапуске. Правда, лишь до конца 1997 года, когда Борис Абрамович, устав от бесконечной ругани и непредсказуемости публикаций, выгнал-таки меня с работы, прислав гонцом этой вести в редакцию Бадри Патаркацишвили.

Пришел новый редактор, замечательный человек и журналист Володя Чернов. В журналистике действует, к сожалению или к счастью, незыблемый закон: каждый умеет лишь то, что он умеет. Чернов умел, да и теперь умеет, делать журналы для приятного чтения – он фактический идейный автор «Каравана историй», «Семи дней», нынешний редактор Story. И «Огонек» зацвел спокойным, ровным цветом, радуя любителей почитать хорошие тексты на сон грядущий. Поначалу довольны были и новые владельцы издания – Абрамович и компания – журнал не скандалил, не бил копытом направо и налево, имел репутацию в определенных кругах. Что еще нужно богатому хозяину?

«Мне понравился новый «Огонек», его хочется прочитать. Первые номера журнала вполне свидетельствуют об аттестате зрелости»

Одна беда: рекламодатели предпочитали не замечать «Огонек» вовсе – а это плохой знак. И дело не в деньгах, и даже не в их отсутствии. Хотим мы того или нет – рекламодатель сегодня единственное зеркало, пусть подчас не вполне прямое, отражающее настроения продавца и покупателя, а следовательно, основная движущая сила общества. Издание может лежать на самых важных официальных столах, но, будучи не признанным элитами и молодежью, серьезных перспектив не имеет.

В конце концов владельцы признали этот факт, возглавить журнал был призван авторитетный Виктор Лошак, затем его заменил (опять со сменой владельца) задорный Леонид Бершидский в паре с вялым и невыразительным Владиславом Вдовиным – ситуация принципиально не менялась. Затем в «Огонек» снова вернулся Лошак, проявивший и подтвердивший свою потрясающую способность к нахождению источников финансирования в совершенно безнадежных ситуациях.

Дальнейшее у всех на слуху – в конечном счете, как побочный бизнес журнал достался Алишеру Усманову, который принял волевое решение ввести его в семью принадлежащего ему же ИД «Коммерсантъ».

Ход еще тот – в «Коммерсе» прекрасно понимают, что карман владельца далеко не бездонен, что лишний рот в условиях всеобщих проблем с рекламой лишь тяжкое бремя. Знающие люди говорят, что большинство ведущих сотрудников «Коммерсанта» никогда в глаза «Огонек» не видели и относятся к нему как к маразматику-дедушке: презрительно и сочувственно одновременно. Так что не удивлюсь, если первые его новые выпуски никто в «Коммерсанте» внимательно не читал. И зря.

Теперь о главном, что толкнуло к клавиатуре. Мне понравился новый «Огонек». Первое – его хочется прочитать. Над меню журнала думали, мне лично оно интересно. Второе – преодолен, или почти преодолен, страшный бич всех еженедельников, когда создается впечатление, что ты читаешь «протухшие» десять дней назад новости. Третье – очевидна попытка затеять скандал, сказать правду о событии или личности. Тут главным образом имею в виду материал о кагэбэшных происках в деле замены российских паспортов иностранцам и о роли в этом очередном подвиге некоего В. Иванова. Плюс масса мелочей, заметных лишь профессиональному взгляду, но за которыми стоит, поверьте мне, адская работа. Причем работа в условиях полной неопределенности в будущем, работа с тем же коллективом, уставшим от полуудач. Мне лично кажется, что первые номера журнала вполне свидетельствуют об аттестате зрелости.

«Мы могли бы так писать, если бы имели источники, журналистов и средства. Новый «Огонек» только в начале пути»

Если продолжать тему первых выпусков, то, конечно же, благие намерения прочитать материалы часто сталкиваются с неудовлетворенностью результатом. Создается странное впечатление, что напечатанные слова обращены не к конкретной упругой аудитории, а в некое общее разреженное пространство. Право, в этом случае трудно рассчитывать на эхо.

Вспомним, однако, что в далекие 1980-е и нынешние лидеры прессы, «МК» и тот же «Коммерсант», начинали практически с имитации, как бы приговаривая – вот так бы мы могли писать, если бы имели источники, журналистов и средства.

Новый «Огонек» только в начале пути. Когда-то к нам в «Литгазету» замечательный карикатурист Виталий Песков принес рисунок. Изображен был человек на больничной койке, с надеждой вопрошающий: «Доктор, я буду жить?» Доктор же, разведя руки в стороны, отвечал: «А смысл?» Мне кажется, журналисты «Огонька» ищут смысл».

В начало

Обсудить на форуме Центра информационных коммуникаций